Стихи в альбом

Светлана Крючкова живет в Санкт Петербурге. Она Большая Русская Актриса. О ней складывают легенды. Говорят, будто бы разлила ртуть у себя в доме, чтобы выбить новую квартиру у театра, что у нее молодой муж-музыкант, похожий на разбойника, что она получает бешеный гонорар в театре, не слишком утруждая себя участием в репертуарных спектаклях. Про нее много говорят…

Когда я работал в БДТ со студентами, то видел, что когда Светлана Николаевна появляется в театре, то сначала идет легкий ветерок и все начинают вести себя не так как раньше… Что-то незримо меняется в атмосфере. Появляется новая, не слишком рафинированная и совершенно непредсказуемая энергия, с которой, в общем-то, легче не пересекаться. Даже когда она сидит и мило улыбается, беседуя, то воздух вокруг наэлектризован. В ней есть природная сила. Мне кажется, что Светлана Николаевна сама не всегда может с ней совладать и тогда… все летит в тартарары… Но. На сцене она- греческая пифия. «Я люблю большие залы»- говорит актриса, и я ей верю. Интимный тон могут позволить многие в гостиной, а вот как не повысить голос под куполом Смольного собора и быть услышанной каждым? Крючкова может.

Светлана Николаевна попросила меня написать в этот альбом о том, как мы репетировали спектакль «Квартет». Главная интрига проекта была в том, что в нем принимали участие четыре «священных чудовища» - легендарные звезды театра и кино советского периода: Барбара Брыльска, ныне уже покойный Игорь Дмитриев, Кахи Кавсадзе и Светлана Крючкова.

Мне интересно было маневрировать между ними, иногда попадая под перекрестный огонь и складывать в единое целое их мастерство, театральный и человеческий азарт, опыт и профессиональное любопытство. Было лето, особняк XIX века с садом на Ленинградском проспекте и великолепная четверка в моем распоряжении.

Самой большой проблемой казалось поначалу, что Брыльска не сможет выучить текст по-русски, что Кавсадзе не вернется вовремя на репетиции из Америки, что Дмитриев откажется танцевать, а Крючкова не станет играть в придуманном художником платье. Все эти страхи оказались пустыми. Бояться надо было другого. Когда мы репетировали, мне не хватало сил усмирять их фантазию, смеяться их шуткам, использовать замечательные находки и все время быть на высоте их ожиданий.

На самом деле, репетировать с Крючковой сложно. Она не позволит режиссеру отсидеться. Чувствуется, что у нее есть опыт работы с настоящими великими партнерами и режиссерами и по-другому ей просто скучно. Она требует достойного диалога. Она способна шлифовать частности и видеть целое в перспективе. Светлана Николаевна лишена сантимента. Она четко знает, что отвечает за все сама. Ответственность и творческая ненасытность - вот ее главные качества, я думаю. И еще. Она бесстрашная. И еще верная. И еще мне бесконечно хочется с ней работать, потому, что она непредсказуемая, большая и … неповторимая.

Будете в Питере, напроситесь к ней в гости. У Светланы Крючковой замечательно рыжий сын, он сыграет вам на классической гитаре виртуозную японскую пьесу, стеснительный и неудержимо веселый муж – музыкант, он покажет, как возводит стены и потолки в их новой квартире под самой крышей в доме на Фонтанке.

Что? Говорят, Крючкова делает только то, что хочет, что ее не остановить, что она ни с кем не считается, если ей что-то пришло в голову? Да, это правда. А разве считается жизнь с нашими пожеланиями, разве считается природа с тем, какой мы хотели бы ее видеть? Нет, никогда. Мы можем только либо сопротивляться ее напору и обиженно скулить, либо получать удовольствие от каждого мгновения, когда она дарит нам свою жизненную силу, свое солнечное тепло, ураганные ветра и бесконечно нежные минуты затишья. За это мы ее и любим. Она такая у нас одна.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Клейст "О театре марионеток"

Пастораль "Аминта" Торквато Тассо Музыка Сергей Гаврилов Постановка Роман Мархолиа Художник по костюмам Фагиля Сельская Художник постановщик и художник по свету Владимир Ковальчук