Генрих Фон Клейст "О вызревании мысли в процессе говорения" Перевод Романа Мархолиа

Г-Ф Клейст

О вызревании мысли в процессе говорения


Перевод Р. Мархолиа

Если вы хотите понять что-то и не можете сделать этого в процессе размышления, я советую вам, дорогой мой, гениальный друг, поговорить об этом с первым встречным. Он не обязательно должен быть высоколобым интеллектуалом, и я вовсе не имею ввиду, что Вы должны спросить его мнения по данному вопросу. Совсем нет! Важнее всего то, что Вы начнете с ним разговор на интересующую Вас тему. Я вижу, как Вы делаете большие глаза и отвечаете мне, что прежде Вы получали советы говорить только о том, в чем хорошо разбираетесь. Но в тех случаях Вы, вероятно, ставили цель просветить других, а я даю Вам совет, как помочь самому себе. Эти два правила благоразумия предназначены для разных случаев, поэтому каждое из них правомерно. Французы говорят l'uppc'tit vierit en mangeuirt - аппетит приходит во время еды, перефразируя эту пословицу, в нашем случае можно сказать - мысль приходит во время процесса говорения.

Часто я сижу за рабочим столом над документами, пытаясь найти ключ к решению сложной задачи. И тогда, когда все мои внутренние усилия направлены на то, чтобы найти истину, я часто зрительно концентрируюсь на самой яркой точке в пространстве комнаты. Или когда я решаю какую-то алгебраическую задачу, то сосредоточиваюсь на первом уравнении, содержащем суть проблемы и из которого потом можно найти ответ путем вычислений. И вот (разве это не чудо?), когда я заговариваю об этом с моей сестрой, которая сидит поодаль и работает, то мне приходят в голову мысли, которых не было во время долгих молчаливых размышлений. Конечно, не буквально сестра натолкнула меня на правильное решение: она не знаток алгебры, не читала Эйлера или Кестнера. Да и не ее вопросы направили меня на путь истинный. Но так как у меня уже было некоторое смутное представление о том, что я ищу в начале произносимой фразы, то это вынужденное напряжение ума, направленное на то, чтобы артикулировать подспудно формирующуюся мысль, помогло, наконец, родиться той ясности, которая проявилась совершенно неожиданно к тому моменту, когда я заканчивал фразу. Я бормочу что-то невнятное, соединяю слова, растягиваю звуки, путаю следы и использую всяческие вербальные ухищрения, чтобы выиграть время для работы моей ментальной фабрики по производству смысла. Нет ничего более полезного для этого процесса, чем попытка моей сестры прервать меня, мой ум, и так находящийся в состоянии напряжения, получает дополнительный стимул для борьбы и, как хороший полководец, находящийся в затруднительном положении, собирает все свои ресурсы и достигает выдающихся результатов. В этом смысле мне понятен Мольер, который просил свою служанку высказать свое мнение вовсе не потому, что ценил ее суждение. Не думаю, что такого рода скромность была ему присуща. Человеческое лицо напротив нас является источником величайшего вдохновения и взгляд собеседника поощряет нас сформулировать до конца мысль, которая родилась еще только наполовину.
Я думаю, что многие великие ораторы в тот момент, когда они открывали рот, еще не знали до конца, что они хотят сказать. Но понимание того, что отступать некуда и необходимость убедительно выразить свою идею перед лицом собеседника напрягало и вдохновляло их ум и заставляло смело ринуться в бой.

Возьмем, к примеру, знаменитые «молнии» Мирабо, которыми он поразил церемониймейстера после заседания правительства от 23 июня, распустившего Генеральные штаты. Вернувшись в зал заседаний, где все еще находились депутаты, церемонийместер спросил, слышали ли они приказ короля? Мирабо ответил: - «Да, мы слышали приказ». Я уверен, что миролюбивое начало его речи не предполагало тех штыков, которыми он закончит. «Да, сэр,- повторил он,- мы слышали приказ короля». Очевидно, что пока он еще не знает, куда поведет его мысль. "Но что дает Вам право, - продолжает он и вдруг находит великолепный ресурс, - что дает Вам право передавать нам приказы? Мы представители Нации ". Он нашел то, что ему нужно! "Нация приказывает, а не исполняет приказы» - здесь он лишь замахнулся. "Я позволю себе высказаться честно" — вот он, наконец, находит нужные слова, чтобы выразить всю решимость, которой полна его душа, и говорит: "Ступайте к своему Королю и скажите, что ничего кроме штыков не сможет заставить нас покинуть наши места". Произнеся это, довольный собой, он садится в свое кресло. Что касается церемониймейстера, то можно говорить о его полном моральном поражении, это с ним произошло в соответствии с законом физики, согласно которому электрически разряженное тело, взаимодействуя с другим наэлектризованным телом, заряжается его электричеством. А наэлектризованное тело после взаимодействия с нейтральным объектом увеличивает силу своего заряда. Так и наш оратор отважно усилил напор и сумел наголову разбить противника. Как часто подергивание верхней губы или плохо застегнутый манжет на рукаве служит признаком краха государственной машины. Говорят, когда церемониймейстер ушел, Мирабо встал и предложил депутатам следующее: 1) объявить себя Национальным собранием; 2) узаконить свою неприкосновенность. Подобно «лейденской банке», разрядившись, он стал нейтральным и вернул себе благоразумный страх перед тюремной силой государства. Это любопытная параллель между явлениями физического и морального миров может быть прослежена и в других конкретных деталях. Однако, вернемся к нашим баранам.

У Лафонтена есть басня «Мор животных», где речь идет о чуме. Там лис должен выступить в защиту льва, не имея для этого никаких аргументов. Это замечательный пример того, как вызревает мысль в стрессовом состоянии. Сюжет известный. Чума торжествует в царстве зверей, лев собирает животных и объявляет им о том, что нужно принести жертву, чтобы умиротворить Небо. Все должны искренне покаяться в своих проступках. Самый большой грешник должен умереть, чтобы спасти других. Лев, со своей стороны, признается, что когда бывал голоден, то ел овец; он ел даже собак, если они попадались на пути; случалось, он нападал и на пастухов. Если не найдется больший грешник, то он готов умереть. "Сир,- отвечает Лис, который хочет отвести удар от себя, - Вы слишком добры. Ваше благородство завело Вас слишком далеко. Что такое придушить овцу? или собаку, это мерзкое животное? Если говорить о пастухе,- продолжает он, - то это и есть главное зло. Мы можем сказать... ,- он еще не знает, что именно будет говорить, но продолжает, - он этого заслуживает, являясь...,- лис тянет время; слово «являясь» плохо звучит, но дает ему передышку,- "ответственным за положение вещей в этом мире», и вот он, наконец, находит ту мысль, которая выводит из тупика: "Пастухи в ответе за все". А дальше он петляет, путает, поворачивает и доказывает, что во всем виноват кровожадный осел, который съедает больше всех травы. Подходящая жертва найдена, звери набрасываются на осла и разрывают его на части.

Такая речь на самом деле ничто иное, как размышление вслух. Цепочки аргументов и контраргументов идут бок о бок, окрашиваясь эмоционально и не имеют отношения к сути вопроса, за исключением одного, который решает, в конечном счете, всю ситуацию. Речь здесь выступает не в качестве производного от интеллекта, а в качестве параллельного процесса, который крутится на той же оси, что и движение мысли. Это совсем не похоже на то, когда мыслительный процесс предваряет слово. Речь тогда скорее гасит напряжение, вызванное мыслью, и поэтому не производит должного впечатления, так как лишена собственной энергии. Следовательно, путанная речь совсем не значит, что ей предшествовала путаная мысль.

В обществе, где ведется оживленный разговор и наш ум постоянно обогащается идеями в процессе живой дискуссии, мы часто видим людей, которые ведут себя довольно сдержанно, потому что не уверены в своих способностях выражать мысли, но вдруг - тормоза отпущены и они в эмоциональном порыве пытаются объяснить нам что-то, но говорят путано и невразумительно. В самом деле, они привлекли общее внимание, но по их смущенному виду и жестам можно понять, что они уже сами не знают, что хотели сказать. Вероятно, эти люди хоть и потерпели в конце концов фиаско, но имели вполне четкую мысль, которую готовы были высказать. Но неожиданная перемена состояния, переход от мыслительного процесса к артикуляции погасило эмоциональную энергию, так необходимую для фиксации мысли и особенно для ее словесного выражения. В таких случаях особенно ценно, когда язык, как говорится, «подвешен» и слова поспевают за мыслью. В разговорном сражении, при прочих равных условиях, получит преимущество тот, кто быстрее оперирует словами, так как он сумеет вывести на поле больше своих воинов. Возбуждение ума необходимо нам не только, чтобы сгенерировать мысли, но и для того, чтобы высказать их. Мы часто видим умных и хорошо образованных людей, которых застают врасплох такие простые вопросы, как, например - что такое государство? или что такое частная собственность? и тому подобное. Конечно, если ты бываешь в обществе и недавно дискутировал на эти темы, то сможешь быстро сориентироваться, найти аналогии, примеры и ответить на вопрос, но если такая умственная практика отсутствует, то, скорее всего, ты споткнешься и неопытный судья решит, что ты ничего не знаешь. Вообще же не «мы знаем», а какая-то часть нашего ума «знает». И требуется новая фаза и энергия для выявления смысла. Только примитивные люди могут, вызубрив формулировку вечером, всегда иметь ответ под рукой утром, чтобы потом его тут же забыть.

Нет ничего вульгарнее для настоящего интеллекта, чем публичный экзамен.

Мы чувствуем себя лошадьми на ярмарке, где эксперт рассматривает наши зубы и, пересчитав их, решает, чего мы стоим. Это так трудно играть на струнах чужого ума. Даже самый опытный специалист, знакомый, как говорил Кант, с «акушерским искусством рождения мысли», может легко сесть в лужу. Одна из причин того, что невежественные молодые люди часто получают хорошие оценки на экзамене, состоит в том, что сами экзаменаторы не слишком свободны в размышлении на публике. Они скорее бывают более внимательны к бумажнику студента, чем к глубине его интеллекта. Экзаменаторы благодарят Бога за то, что экзамены прошли гладко и не дискредитировали их перед лицом тех, кого им пришлось экзаменовать.  

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Клейст "О театре марионеток"

Пастораль "Аминта" Торквато Тассо Музыка Сергей Гаврилов Постановка Роман Мархолиа Художник по костюмам Фагиля Сельская Художник постановщик и художник по свету Владимир Ковальчук